Погружение в русский язык: иностранные дети заговорили уже через 10 дней

Около тысячи детей из 17 стран мира от Лаоса до Испании приняли участие в международной смене «Дети мира» во владивостокском центре «Океан». Из череды других международных смен её выделяют 10-дневные курсы русского языка, которые впервые прошли в лагере. Через полторы недели занятий по методикам, разработанным преподавателями Центра русского языка и культуры Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) при поддержке фонда «Русский мир», дети смогли рассказать сверстникам из других стран о себе, своих странах, семьях и увлечениях, читали со сцены «Телефон» Чуковского и пели «Катюшу».

Преподаватели и сотрудники фонда поделились, как разрабатывалась и внедрялась методика, а также о возможности её использования в других международных детских лагерях России. В ДВФУ «Русскому миру» также рассказали о том, что педагогам удаётся поработать с детьми только летом, а во время учебного года время занято обучением взрослых. Со всего мира во Владивосток летит не только молодёжь, но и студенты зрелого и даже пенсионного возраста. «Изучить русский язык – моя давняя мечта», – эту фразу педагоги ДВФУ слышали на многих языках.

Сначала было слово. Потом – диалог

Можно ли изучить русский язык за 10 дней? Конечно, нет. Но прогресса добиться точно можно. В лагере «Дети мира» участники занятий могли провести первый диалог уже на третьем занятии: «Привет, как тебя зовут? Откуда ты приехал? Расскажи о своей семье». Суть методики в том, что педагоги начали изучение языка не с алфавита (курс слишком короткий), а с проработки базовых речевых конструкций и словосочетаний.

На первых занятиях эти речевые конструкции звучали для иностранных детей как тарабарщина, но в ходе повторения и общения с носителями языка и одноклассниками появлялось понимание того, что говоришь. Но главное – такой подход с упором на разговорный русский язык позволил снять психологический барьер перед изучением нового языка (стереотип о том, что русский язык невероятно сложен, существует во многих странах) и дать импульс к продолжению занятий.

По мнению директора Дальневосточного филиала фонда «Русский мир», президента Азиатско-Тихоокеанской ассоциации преподавателей русского языка и литературы Александра Зубрицкого, задача 10-дневных интенсивов состояла в том, чтобы мотивировать к изучению языка даже тех, кто никогда не слышал русского слова. Важно, что дети сели за российскую парту как раз в тот момент, когда они выбирают путь в жизни.

— Мы хотели бы, чтобы образовательная программа по русскому языку как иностранному, которая проходит в рамках смены «Дети мира» в «Океане», стала базовой для работы в центрах детского отдыха в России, таких, как «Артек», «Орлёнок» и другие, — сказал Александр Зубрицкий. — В этом году в «Океане» впервые был применён такой системный подход к преподаванию русского как иностранного для школьников. Будем и дальше развивать эту программу.

Только по-русски

Педагог Центра русского языка и культуры ДВФУ Светлана Яцук работала с группами 13 – 15-летних детей из Китая и Мьянмы. «Наша задача была дать детям возможность рассказать о себе и поддержать простейший диалог, – рассказала она «Русскому миру». – Дети приехали из разных стран, их собрали в одном месте, и наши занятия были нужны для того, чтобы облегчить им знакомство и общение. Русский язык в данном случае сыграл роль языка международного общения. Помогало и то, что дети находились в России, в языковой среде, и это тоже помогло им быстрее усвоить какие-то базовые конструкции. Например, я общалась с детьми в основном по-русски, и к концу курса они понимали многое из того, что я говорю».

Другой педагог Центра русского языка и культуры ДВФУ Софья Воротягина, которая во время смены работала с группами китайских и вьетнамских детей, рассказала «Русскому миру», что сознательно не разговаривала с учениками по-китайски. «Я владею китайским языком, говорю по-английски, который хорошо понимают вьетнамские дети, но на занятиях я всегда говорила только по-русски, – сказала она. – Суть нашей программы состояла в погружении в русский язык и среду. Мы активно использовали игровую форму на занятиях, чтобы не отпугнуть детей от изучения русского языка, а, напротив, заинтересовать их. Для нас было важно, чтобы дети, если их спросит российский сверстник “откуда ты?”, не побоялись ответить. Мы хотели снять даже не языковой, а коммуникативный барьер».

Русские слова педагоги писали на доске латинскими буквами, использовали картинки и на начальном этапе иногда прибегали к языку жестов. Но со временем, когда дети, что называется, наслушались русского языка, вникли в интонации и заучили некоторые фразы, общение пошло лучше.

– Первый урок был посвящён приветствию и прощанию, – говорит Светлана Яцук. –Дети смогли выучить, что другу можно говорить «привет» и «пока», а взрослым и незнакомым людям нужно сказать «здравствуйте» и «до свидания». Сначала разучили, потом, чтобы затвердить, дети начали говорить выученные слова соседу. Так до конца урока здоровались и прощались. Потом добавили еще одну конструкцию: «как тебя зовут?» – «меня зовут…». В дальнейшем учёба пошла быстрее. На третьем уроке мои ученики могли составить диалог, в котором могли рассказать о себе и узнать что-то о собеседнике.

Каждый урок начинался с повторения диалогов, разученных на предыдущих занятиях. Чтобы не забыли. Впрочем, в большинстве случаев в этом не было необходимости – преподаватели чувствовали, что дети активно пользуются новыми знаниями для знакомства и общения. О том, что полученные знания по русскому языку надолго задерживаются в памяти даже без языковой среды, педагоги увидели потому, что дети, приехавшие в российский лагерь во второй раз, помнили многие слова и выражения и быстрее, чем их сверстники, схватывали новый материал.

– На изучение алфавита не было времени, но дети видели написание слов на русском языке и в латинской транскрипции, поэтому могли запомнить какие-то буквы кириллицы, – говорит Светлана Яцук. – Вести конспекты мы не требовали, но некоторые дети, которым было интересно изучать русский язык, приносили тетради и записывали все слова, спрашивали что-то у нас. У них обучение шло гораздо лучше. Но были и такие, которые демонстрировали нежелание заниматься. В китайской группе был мальчик, который не хотел произносить русские слова и повторять диалоги. Я поняла, что в нём это не от лени или строптивости – он боялся, что у него не получится. Постепенно этот страх удалось погасить, и он стал одним из самых активных.

По ходу работы курсов педагоги вместе с детьми подготовили творческие номера – исполнили для других участников лагеря на русском языке песни «Подмосковные вечера» и «Катюша», известные во многих странах. «С детьми из Вьетнама мы рисовали матрёшек, пели песни про матрёшек в красных сапожках и изучали элементы русских танцев, – рассказывает Софья Воротягина. – Детям настолько это нравилось, что они распевали русские песни, которые мы изучали, круглый день – воспитательницы нам рассказывали».

Во Владивосток за русским языком

Во время учебного года Центр русского языка и культуры ДВФУ занимается с иностранцами, обучая русскому языку и тех, кто хочет поступать в дальневосточный вуз, и тех, кто решил овладеть им для бизнеса, карьеры или просто из интереса к России. За годы существования центр стал одной из самых востребованных в азиатском регионе школ русского языка, куда едут со всего мира. Чаще всего – из Китая, Японии и Южной Кореи, также много учащихся приезжают из США, стран Южной Америки и Африки.

Светлана Яцук работает со второй категорией студентов. Самому молодому из её учеников было 17 лет (дети и подростки не приезжают, потому что курс продолжительный и очный), а самый старший разменял восьмой десяток. Учащихся пенсионного возраста в центре хватает.

– Иностранцы получают учебную визу, приезжают на 9 месяцев и дольше, чтобы выучить русский язык, – рассказала она. – Им даже работать нельзя, поскольку учебная виза этого не допускает. Зачем едут? Китайцы изучают язык в основном, чтобы в конечном итоге получить российские дипломы, которые очень ценятся в Китае. Также едут дети бизнесменов, которых родители отправили изучать русский язык. Среди корейцев и японцев многие занимаются русским языком, потому что очень любят его. Возрастные японцы и корейцы приезжают, потому что любят Россию.

– Среди моих студентов немало пожилых людей, которые, выйдя на пенсию, захотели реализовать давнюю мечту – выучить язык и побывать в России, – дополняет коллегу Софья Воротягина. – Встречаются и такие, кто любит Достоевского и хочет прочитать его произведения в оригинале.

Большинство студентов получают от курсов русского языка то, что ожидали получить, – после года, проведённого в России, и занятий с опытными педагогами они бегло говорят и читают по-русски. «Возле нашего центра есть магазин, и продавец нам рассказывает – ещё вчера показывали пальцем, выбирая товар, а сегодня сыплет названиями, спрашивает совета», – рассказывает Светлана Яцук.

Иногда стремительный прогресс удивляет и самих преподавателей. «Это всегда удивительно, когда студенты, с которыми несколько лет назад изучал алфавит, оканчивают наш университет, и прекрасно говорят по-русски, – говорит Светлана. – Но есть студенты, которые поражают. У нас был студент Валентин из Коста-Рики, который за три года благодаря своим способностям, занятиям, природной открытости и русским друзьям овладел языком настолько, что понимает слэнг, использует слова-паразиты – иными словами, общается, как русский человек. Это удивительно, что в университете учат понимать слэнг, но именно живая разговорная речь говорит о высочайшем уровне владения русским языком. Это значит, что человек по-настоящему чувствует язык». И это реально круто

https://russkiymir.ru