ФИНСКАЯ РОССИЯ

Средневековый Выборг в путеводителях называют самым западным городом России, хотя формально Калининград с Балтийском еще ближе к Европе. Зато в Выборге куда бережнее отнеслись к завоеванному иноземному наследию. И дело не в меню и дорожных указателях на финском языке, не в попытках сберечь архитектуру северного модерна и не в памятнике основавшему Выборгский замок шведскому маршалу Торгильсу Кнутссону, восстановленном в 1993 году. Потомки советских граждан, переселившихся в Выборг после войны, сумели принять и сохранить лучшее из чужой культуры.

Часов в восемь утра на набережных Выборга бегунов в спортивных костюмах больше, чем на областном марафоне. В этом нет никакой показухи, люди просто занимаются своим здоровьем. Пробегают они мимо рыболовов с удочками, которых особенно много на косе у двух драккаров — неофициального символа Выборга. Рыбачат обычно люди старшего возраста, у которых рядом с банкой червей припрятана фляжка с горячительным. Во многих городах такая разница в пристрастиях способна вызвать взаимное осуждение. Но здесь нет ничего подобного: юноша в шортах на ходу приобнял одного из рыбаков, пошутил, все улыбаются. Сосед он ему, коллега или тесть — не так уж важно.

— Город у нас небольшой, около 80 тысяч человек, — рассказывает журналист Андрей Коломойский. — Нельзя сказать, что все друг друга знают, но в принципе близко к тому. Не всем нравится темп жизни мегаполиса, многим хочется жить спокойнее. Я, например, большую часть жизни прожил в Петербурге и не поехал бы в уездный город с типовой застройкой, где нечем заняться. А Выборг интересен. Он эстетичен не по­-столичному, возможно, поэтому здесь немало выходцев из столиц. В некоторой его запущенности есть дух, живость, нерв, который исчезает в том же Питере с его бесконечными заборами, закрытыми дворами и переполненными парковками.

В Выборге чувствуется близость заграницы: ближайший погранпост в 40 километрах, а до Петербурга чуть более ста. Здесь в любое время года много финских туристов. Злые языки говорят, что они едут в Россию за дешевым бензином и водкой, но это не так. Финны приезжают в ностальгические туры — посмотреть на некогда второй по величине город своей страны, который некоторые помнят еще с детства. И если в 90-е годы они прибывали на автобусах, с опаской передвигаясь по улицам группами, то сегодня многие останавливаются у своих друзей-выборжан.

— Однажды прихожу в наш двор на Крепостной улице, а там крутится пожилой финн, все рассматривает, — рассказывает экскурсовод Галина Кучеренко. — Я через час в окно выглядываю, а он сидит на лавочке, задумчивый такой. Когда шла с ним поговорить, уже догадывалась: он жил в моем доме до войны. Пригласила к себе, угостила чаем. Он оказался старше меня на 35 лет, говорили по-английски, подружились. Он помнит, как горел после бомбардировки кафедральный собор — сейчас от него осталась одна башня.

Таких историй в Выборге можно услышать немало. В 80-е годы, когда в Финляндии действовал сухой закон, каждое лето в частный дом на окраине города из Хельсинки приезжал его бывший хозяин. Он арендовал комнату с верандой, платил деньги вперед, после чего его никто не видел трезвым. Но обычно культурный обмен более качественный. Финны поражаются простоте и широте русских жителей Виипури (финское название Выборга. — Прим. ред.), готовых пустить в дом первого встречного. Выборжане, в свою очередь, удивляются финской порядочности, граничащей с наивностью. Мол, те искренне не понимают, что им могут продать вместо коньяка квас или еще как-то обмануть.

— Десять лет назад у знакомых финнов чувствовалась убежденность в превосходстве своей культуры, — рассказывает историк и литератор Сергей Ачильдиев. — Дескать, русские в целом — пьяницы и воры, но среди них попадаются приличные талантливые люди. Конечно, это от незнания и страха перед Россией. Сегодня другое понимание. Моему приятелю в Выборге его друг-финн на прощание говорит: «Не беспокойся, когда мы вернем Виипури себе, мы тебя выгонять не будем». Приятель отвечает: «Как бы мы тебя из Хельсинки не выгнали». Когда люди общаются и шутят на одном уровне, нельзя говорить, что у кого-то культура выше.

О взаимном обогащении культур написана масса скучных научных работ. А в Выборге все конкретно. Любой школьник умеет говорить по-английски. Переходя улицу, можно вообще не следить за автомобилями — вас все пропустят. Летом у входа в школы полно велосипедов. Во многих частных домах есть либо сауна, либо русская баня. А в отделениях полиции потихоньку забывают, как выглядит финский гость, ограбленный на улице.

Показательно, что финны считают своим российского гонщика «Формулы-1″ Виталия Петрова. Он родился в Выборге, как и Марти Ахтисаари — недавний президент Финляндии и лауреат Нобелевской премии мира.

МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ

Основатель Выборга Торгильс Кнутссон являлся регентом малолетнего шведского короля. Шел XIII век, сильный замок в этом месте помогал держать под контролем весь Карельский перешеек. Но не прошло и года с момента постройки замка, как под его стенами появилось новгородское войско, только напрасно пожертвовавшее здесь людьми. Русские постоянно, но безуспешно штурмовали Выборг, пытаясь взять его, примерно раз в столетие, но удалось это только Петру I в 1710 году.

По большому счету до советских времен Выборг русским городом так и не стал. Здесь всегда жило шведско­-финское большинство, на лютеранскую веру никогда не объявлялись гонения. Великое княжество Финляндское обладало многими правами суверенного государства, а к началу XX века 80 процентов населения Выборга составляли финны.

— Имперские власти прошляпили отделение Финляндии от России, которое только юридически оформилось при большевиках, а реально произошло значительно раньше, — считает историк Павел Серпухов. — Здесь мало кто говорил на русском языке, семинарию для учителей русского построили только в 1914 году. Ленин долго жил в Финляндии и понимал, что для коммунистических идей эта страна — наихудшая почва. И когда пришел к власти, отпустил ее с миром. Выборг стал культурной столицей молодой Финской Республики: здесь строились самые интересные здания, здесь жили художники, писатели, музыканты, работал университет и проживали до 86 тысяч человек — абсолютный максимум за всю историю города.

Потеряв Выборг в советско-финскую войну (1939–1940 годы. — Прим. ред.), финны вернули его в 1941 году, но снова уступили Советскому Союзу в 1944-м. Тогда же из Выборга ушло почти все население, СССР получил мертвый разбомбленный город.

— Население завозили товарными вагонами из Поволжья и Татарстана, колонистам обещали жилье и работу, — рассказывает Павел Серпухов. — Мало кто ожидал, что советские власти постараются сохранить историческую архитектуру, поврежденную и заминированную. В Кенигсберге, например, почти все снесли и построили новый город. Тем не менее Сталин приказал включить Выборг в число 15 городов страны, подлежащих восстановлению в первую очередь. За три года в историческом центре воссоздали все, что возможно.

Нельзя сказать, что советские люди тщательно охраняли наследие Выборга. Были переименованы все финские топонимы, а из средневековых бюргерских домов XV–XVIII веков до сего дня сохранились всего четыре жилища. Зато они единственные в России. Площадь исторической застройки все равно огромна и сопоставима, например, с Ригой. Но в столице Латвийской СCР жило около миллиона жителей, бюджет Риги на сохранение памятников значительно превышал выборгский. Даже сегодня для реставрации всех исторических и культурных памятников Выборга требуются средства, по объему равные десятилетнему бюджету всего района.

Тем не менее в советские времена здесь сохранили единственный в России средневековый рыцарский замок с башней Святого Олафа, Ратушу, Часовую башню, Рынок. После распада СССР взялись за библиотеку великого Алвара Аалто (это единственное в России здание «отца модернизма» в Северной Европе, известного финского архитектора. — Прим. ред.) и вернули на постамент Торгильса Кнутссона, который теперь взирает через мост на памятник Петру Великому.

Финны не поехали бы ни в какие ностальгические туры, если бы старый Виипури утратил милые их сердцу черты. А тот факт, что туризм в городе процветает, говорит о правильно выбранной стратегии и тактике развития.

ЖИЗНЬ ДРУГИХ

— Многие считают, что в Выборге интересны только замок да скальный парк Монрепо, — говорит глава информационно-­туристического центра Выборга Дарья Климашевская. — На самом деле город богат и объектами, и событиями. У нас сохранились два монастыря — францисканцев и доминиканцев. Здесь второй в стране филиал Эрмитажа. Проводятся два десятка крупных фестивалей, только музыкальных — двенадцать! Вопрос в том, чтобы создать вокруг всего этого грамотную туристическую инфраструктуру. Для того чтобы гостю стало интересно, мало привести его в замок и сказать: мол, это — замок, он построен тогда-то. Качественный продукт выглядит иначе.

Коллеги Дарьи Климашевской построили под Выборгом целый поселок а-ля Дикий Запад: с салунами, кольтами и ковбоями. Выборгский замок уже лет двадцать, как стал одним из главных центров исторической реконструкции в стране: каждый год с начала лета вокруг него возникают десятки палаток, бродят тевтонские рыцари, новгородские дружинники, а полюбоваться на исторические шоу приезжают ценители со всей Европы. Благо в Выборг ходит прямой поезд из Хельсинки, а местный порт принимает яхты любых размеров.

Развернуться вовсю организаторам от туризма отчасти помешало расширение пограничной зоны: закрытыми оказались несколько живописных островов вокруг города. В соседних Приморске и Высоцке возникли крупные порты, рядом с Выборгом прошел газопровод «Северный поток». Но местные жители не воспринимают это как манну небесную: здесь привыкли рассчитывать на себя.

— Даже по европейским меркам в старом Выборге впечатляло разнообразие частных предприятий, — говорит Дарья Климашевская. — Мельницы, пекарни, лодочные верфи, автошколы, агентства по торговле дровами — чего только не было! Здесь всегда верили в малый бизнес, в дисциплину, расчет и трудолюбие отдельного человека. Я и сегодня чувствую это в моем туристическом «околотке»: есть идеи — находят и решение. Кто-то раскрутил драматический театр кукол, кто-то устроил из хостела неформальный арт-центр вроде петербургской «Пушкинской, 10″, а кто-то создал дом Бабы Яги для детей. Один из самых знаменитых брендов Выборга — крендель с мятой, мускатом, тмином, майораном, гвоздикой. Я думаю, в Средние века Европу нелегко было удивить вкусной булкой, но выборгским пекарям это удалось.

Возможно, менталитет выборгского горожанина — это тот ингредиент, которого России не хватило сто лет назад, чтобы избежать трагедии. Образно говоря, местный крендель — лучшее лекарство от революций. В Выборге был поставлен беспрецедентный эксперимент: как западные ценности могут быть восприняты русской душой. Опыт современного Выборга показывает, что они неплохо совместимы. И этот опыт полезно изучать.

 

https://rusmir.media

16 сентября  на праздничном мероприятии  в Цагверской публичной школе  присутствовала  начальник  службы самоуправления Самцхе-Джавахетии Екатерина Орджоникидзе. Она поздравила  педколлектив и учащихся школы  с   началом  нового учебного года  и пожелала всем  успешной  и интересной школьной жизни.

Гостья пожелала сфотографироваться на память с преподавателем русского языка Ларисой Согоян и ее учеником  Автандилом  Хрикадзе, победившим в номинации «рисунок» на Конкурсе, посвященном 220-летию А.Пушкина.

Около 100 тысяч школьников в России перешли на дистанционное обучение

В 2019-2020 учебном году около 100 тысяч российских школьников не сели за парты, так как их родители выбрали альтернативные формы образования. Такие данные приводятся в исследовании глобальной образовательной конференции EdCrunch.

«Первого сентября в России не сели за парты 100 тысяч детей, так как их родители предпочли альтернативные формы образования, в том числе семейное обучение. Количество таких семей растет на 100% и более в год», — говорится в документе.

По данным Министерства просвещения России, на 2016-2017 учебной год общее количество учеников в общеобразовательных учреждениях составляло около 14 миллионов человек, из которых почти 8,5 тысяч детей проходили обучение в форме семейного образования, то есть всего около 0,058% от общего количества учащихся. В этом учебном году эксперты EdCrunch фиксируют у родителей резкий рост спроса на альтернативные форматы обучения и оценивают количество таких школьников в 100 тысяч человек.

«Быстрый рост процента школьников, переходящих на домашнее обучение, говорит не столько о недостатках традиционной школы, но и о преимуществах современного и актуального подхода к образованию … Несмотря на то, что возникают определенные проблемы при обучении на дому — например, меньше возможностей для социализации ребенка, проблема организации учебного процесса и т.д. — семейное образование будет и далее набирать темп», — прокомментировали представители EdCrunch.

По оценкам экспертов, очень скоро школьники ещё больше будут уходить не только от посещения традиционной школы, но и от домашнего офлайн-образования к полностью дистанционному формату образования.

https://www.uchportal.ru

Международный Пушкинский конкурс чествует учителей-лауреатов

7 сентября в Белом зале Правительства Москвы состоялась торжественная церемония награждения лауреатов XIX Международного Пушкинского конкурса, организатором которого выступает «Российская газета» совместно с Правительством Москвы при поддержке Россотрудничества.

В этом году участники конкурса представили свои размышления на тему «220: Пушкин под напряжением. Памятник или блогер? Не мешают ли классики учить русский новому поколению?»

Эссе на конкурс прислали авторы из 39 стран, включая Иорданию, Индию и США. Лауреатами этого года стали 50 учителей из 21 страны.

С торжественной речью на церемонии выступил Министр Правительства Москвы, руководитель Департамента внешнеэкономических и международных связей Сергей Черёмин. Он сообщил, что следующий, 20-й по счету, Пушкинский конкурс будет посвящен 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Участвовать в нем смогут лауреаты всех лет. Для них будут предоставлены дополнительные 25 премий к 50 основным. В итоге в следующем году в Москве будут чествовать 75 лауреатов.

«Учитывая, что сегодня очень модный тренд – это цифровизация, мы недавно выступили на заседании Межправительственной комиссии по делам российских соотечественников с инициативой создания социальной сети соотечественников. Я думаю, что это будет интересно не только для тех, кто уехал из России, но и для всех тех, кто поддерживает русский язык, позволяя ему сохраняться», — рассказал гостям церемонии награждения Сергей Черёмин.

Специальный представитель президента России по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой поздравил лауреатов: «Учителя русского языка, вы прекрасны! Вы делаете великое дело. Вы – победители, люди широкой души, и вы знаете, чем занимаетесь».

Пушкинский конкурс был учрежден в 2000-м году. За девятнадцать лет более 6000 учителей приняли в нем участие, 950 человек стали лауреатами.

http://russkoepole.de

«Вкусное» чтение: вдохновлённые русской кухней

Как мотивировать школьника изучать русский язык, особенно если он для него дополнительный? В Ирландии нашли необычный подход и объединили знакомство с русской литературной классикой и русской кухней. В результате ребята не только читали произведения Гоголя и Пушкина, но и изучали рецепты, описанные в их произведениях. А потом пытались приготовить их дома.

Один из авторов проекта «Вдохновлённые едой: изучение русского языка через теорию и практику русской кухни» Александра Пуляевская делится рецептом «вкусного» чтения.

– Как возникла идея объединить изучение русского языка и русскую национальную кухню?

– На самом деле этот проект возник не на пустом месте. Мы работаем вместе с педагогами из Ирландии и создаём различные проекты в сфере изучения русского языка уже в течение пяти лет.

Я 15 лет проработала в Иркутском государственном лингвистическом университете. Меня пригласили в этот вуз, когда открылась специальность «Прикладная лингвистика», где я преподавала математические аспекты в лингвистике – по специальности я информатик. Меня всегда интересовал практический смысл применения знаний, так что обычно я своих студентов привлекала к созданию проектов. И мне хотелось, чтобы эти проекты были интересны не только самому вузу, но чтобы их можно было применить и вне рамок университета.

В своё время я проводила вебинар по применению информационных технологий в рамках лингвистики – какие интересные сервисы можно использовать в педагогической практике. Вебинар получился интересным, к тому же в нём приняли участие учителя русского языка из десяти стран. И вот именно благодаря этому вебинару я познакомилась с замечательным педагогом из Ирландии Людмилой Снигирёвой – преподавателем русского языка и литературы в Национальном университете (Голуэй, Ирландия), Институте образования (Дублин) и Детском центре дополнительного образования «Бумажный журавлик» (Голуэй).

Ей я также предложила в рамках работы со студентами создать интересный проект, связанный с русским языком. Тем более, что её ученики изучают русскую литературу. Но часто мотивировать ребёнка читать классические тексты очень сложно. А почему бы не придумать конкретную цель для изучения такого текста и написания эссе? Чтобы дети понимали, что в дальнейшем их работа будет частью какого-то большого проекта?

И первым нашим проектом стал сайт, где были собраны короткие рассказы учащихся, – «Русское слово в западной точке Изумрудного острова». Ребятам было интересно над ним работать, они даже сами рисовали иллюстрации для него. Моя задача была всё это собрать и придумать какую-то интересную интерактивную форму для подачи материала, сопроводить интересными дополнительными ссылками. Я представила всё это в виде книги, написанной ребятами.

 

Таким образом, мы подготовили уже четыре проекта. А в прошлом году возникло желание придумать что-то новое. И тогда я предложила объединить в проекте еду и искусство: изучать русскую литературу с точки зрения русской национальной кухни. Потому что все мы знаем, что практические в каждом классическом произведении встречается подробное описание трапезы.

Людмиле Снигирёвой эта идея понравилась, и перед своими учениками она уже ставила задачу: при прочтении произведения обратить внимание на описание блюд. А также сравнить, встречаются ли эти рецепты в современной русской кухне. Причём ребята сами искали рецепты этого блюда, если его до сих пор готовят в России.

– А как выбирались произведения – с учётом «кулинарной» составляющей?

– Дело в том, что Людмила не указывает своим ученикам: ты читай это, а ты – вот то произведение. Ребята выбирают по своему желанию, что они будут изучать. Тем более, что участие в этом проекте – это дополнительные занятия в рамках изучения русского языка и литературы. Тут главное было – вызвать искренний интерес ребят. И мы видим, что нам это удалось. Ребята, когда писали свои эссе, сопоставляли русскую кухню со своей национальной, сравнивали, что они готовят дома.

Тут ещё такой интересный момент. Ребята не просто читали произведения и искали рецепты. Также они подбирали и иллюстрации – из числа картин, написанных русскими художниками как раз на тему еды. Таким образом получился и исторический экскурс, и знакомство не только с русской литературой, но и русской живописью. То есть это очень хорошее подспорье и в плане изучения языка, и с точки зрения знакомства с культурой.

– Какие же произведения в основном выбирали ребята?

– Несколько человек изучали «Мёртвые души» Гоголя. Другие выбрали басни Крылова и «Евгения Онегина» Пушкина. В результате ребятам, участвовавшим в проекте, было гораздо проще сдавать экзамен по русскому языку. Там они активно использовали ту информацию, которую получили на дополнительных занятиях. Потому что даже для того, чтобы выбрать картину для иллюстрации, необходимо прочитать её описание, разобраться, что именно там изображено.

Важно, что само чтение здесь становится именно смысловым, – ты понимаешь, какую информацию тебе нужно взять. Мы понимаем, что сегодня у детей развито клиповое мышление и соответствующее восприятие информации. И тут очень важно ставить перед ними цель – ради чего нужно прочесть данную книгу.

И главное – ребята понимают, что они все вместе работают над одним проектом. И эта совместная работа останется в сети и будет доступна и для других людей, изучающих русский язык.

Так что с сентября прошлого года ребята начали готовить этот проект. А в конце учебного года уже смогли увидеть получившийся результат.

– Интересно, потом они не пробовали у себя дома что-то такое приготовить из русской кухни?

– В своих эссе они часто сравнивают с тем, как подобное блюдо готовится у них дома. Один мальчик написал про плов, который готовит его мама. Другая девочка рассказала про любимый рецепт блинчиков.

– В следующем учебном году этот проект будет продолжаться?

– Скорее всего, да. У нас ведь получилась такая кулинарная мини-энциклопедия по русской классике. Ребята писали свои эссе, а я компоновала их и добавляла те дополнительные материалы, которые также можно использовать, чтобы получить больше информации. Например, это онлайн-библиотеки, интересные видео-лекции о жизни и творчестве писателей. Поскольку в первый раз было взято немного произведений, их список спокойно можно расширять и продолжать этот проект дальше. Русская литература в этом смысле очень богата – и на рецепты русской кухни в том числе.

 https://russkiymir.ru

 

 

 

 

 

Погружение в русский язык: иностранные дети заговорили уже через 10 дней

Около тысячи детей из 17 стран мира от Лаоса до Испании приняли участие в международной смене «Дети мира» во владивостокском центре «Океан». Из череды других международных смен её выделяют 10-дневные курсы русского языка, которые впервые прошли в лагере. Через полторы недели занятий по методикам, разработанным преподавателями Центра русского языка и культуры Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) при поддержке фонда «Русский мир», дети смогли рассказать сверстникам из других стран о себе, своих странах, семьях и увлечениях, читали со сцены «Телефон» Чуковского и пели «Катюшу».

Преподаватели и сотрудники фонда поделились, как разрабатывалась и внедрялась методика, а также о возможности её использования в других международных детских лагерях России. В ДВФУ «Русскому миру» также рассказали о том, что педагогам удаётся поработать с детьми только летом, а во время учебного года время занято обучением взрослых. Со всего мира во Владивосток летит не только молодёжь, но и студенты зрелого и даже пенсионного возраста. «Изучить русский язык – моя давняя мечта», – эту фразу педагоги ДВФУ слышали на многих языках.

Сначала было слово. Потом – диалог

Можно ли изучить русский язык за 10 дней? Конечно, нет. Но прогресса добиться точно можно. В лагере «Дети мира» участники занятий могли провести первый диалог уже на третьем занятии: «Привет, как тебя зовут? Откуда ты приехал? Расскажи о своей семье». Суть методики в том, что педагоги начали изучение языка не с алфавита (курс слишком короткий), а с проработки базовых речевых конструкций и словосочетаний.

На первых занятиях эти речевые конструкции звучали для иностранных детей как тарабарщина, но в ходе повторения и общения с носителями языка и одноклассниками появлялось понимание того, что говоришь. Но главное – такой подход с упором на разговорный русский язык позволил снять психологический барьер перед изучением нового языка (стереотип о том, что русский язык невероятно сложен, существует во многих странах) и дать импульс к продолжению занятий.

По мнению директора Дальневосточного филиала фонда «Русский мир», президента Азиатско-Тихоокеанской ассоциации преподавателей русского языка и литературы Александра Зубрицкого, задача 10-дневных интенсивов состояла в том, чтобы мотивировать к изучению языка даже тех, кто никогда не слышал русского слова. Важно, что дети сели за российскую парту как раз в тот момент, когда они выбирают путь в жизни.

— Мы хотели бы, чтобы образовательная программа по русскому языку как иностранному, которая проходит в рамках смены «Дети мира» в «Океане», стала базовой для работы в центрах детского отдыха в России, таких, как «Артек», «Орлёнок» и другие, — сказал Александр Зубрицкий. — В этом году в «Океане» впервые был применён такой системный подход к преподаванию русского как иностранного для школьников. Будем и дальше развивать эту программу.

Только по-русски

Педагог Центра русского языка и культуры ДВФУ Светлана Яцук работала с группами 13 – 15-летних детей из Китая и Мьянмы. «Наша задача была дать детям возможность рассказать о себе и поддержать простейший диалог, – рассказала она «Русскому миру». – Дети приехали из разных стран, их собрали в одном месте, и наши занятия были нужны для того, чтобы облегчить им знакомство и общение. Русский язык в данном случае сыграл роль языка международного общения. Помогало и то, что дети находились в России, в языковой среде, и это тоже помогло им быстрее усвоить какие-то базовые конструкции. Например, я общалась с детьми в основном по-русски, и к концу курса они понимали многое из того, что я говорю».

Другой педагог Центра русского языка и культуры ДВФУ Софья Воротягина, которая во время смены работала с группами китайских и вьетнамских детей, рассказала «Русскому миру», что сознательно не разговаривала с учениками по-китайски. «Я владею китайским языком, говорю по-английски, который хорошо понимают вьетнамские дети, но на занятиях я всегда говорила только по-русски, – сказала она. – Суть нашей программы состояла в погружении в русский язык и среду. Мы активно использовали игровую форму на занятиях, чтобы не отпугнуть детей от изучения русского языка, а, напротив, заинтересовать их. Для нас было важно, чтобы дети, если их спросит российский сверстник “откуда ты?”, не побоялись ответить. Мы хотели снять даже не языковой, а коммуникативный барьер».

Русские слова педагоги писали на доске латинскими буквами, использовали картинки и на начальном этапе иногда прибегали к языку жестов. Но со временем, когда дети, что называется, наслушались русского языка, вникли в интонации и заучили некоторые фразы, общение пошло лучше.

– Первый урок был посвящён приветствию и прощанию, – говорит Светлана Яцук. –Дети смогли выучить, что другу можно говорить «привет» и «пока», а взрослым и незнакомым людям нужно сказать «здравствуйте» и «до свидания». Сначала разучили, потом, чтобы затвердить, дети начали говорить выученные слова соседу. Так до конца урока здоровались и прощались. Потом добавили еще одну конструкцию: «как тебя зовут?» – «меня зовут…». В дальнейшем учёба пошла быстрее. На третьем уроке мои ученики могли составить диалог, в котором могли рассказать о себе и узнать что-то о собеседнике.

Каждый урок начинался с повторения диалогов, разученных на предыдущих занятиях. Чтобы не забыли. Впрочем, в большинстве случаев в этом не было необходимости – преподаватели чувствовали, что дети активно пользуются новыми знаниями для знакомства и общения. О том, что полученные знания по русскому языку надолго задерживаются в памяти даже без языковой среды, педагоги увидели потому, что дети, приехавшие в российский лагерь во второй раз, помнили многие слова и выражения и быстрее, чем их сверстники, схватывали новый материал.

– На изучение алфавита не было времени, но дети видели написание слов на русском языке и в латинской транскрипции, поэтому могли запомнить какие-то буквы кириллицы, – говорит Светлана Яцук. – Вести конспекты мы не требовали, но некоторые дети, которым было интересно изучать русский язык, приносили тетради и записывали все слова, спрашивали что-то у нас. У них обучение шло гораздо лучше. Но были и такие, которые демонстрировали нежелание заниматься. В китайской группе был мальчик, который не хотел произносить русские слова и повторять диалоги. Я поняла, что в нём это не от лени или строптивости – он боялся, что у него не получится. Постепенно этот страх удалось погасить, и он стал одним из самых активных.

По ходу работы курсов педагоги вместе с детьми подготовили творческие номера – исполнили для других участников лагеря на русском языке песни «Подмосковные вечера» и «Катюша», известные во многих странах. «С детьми из Вьетнама мы рисовали матрёшек, пели песни про матрёшек в красных сапожках и изучали элементы русских танцев, – рассказывает Софья Воротягина. – Детям настолько это нравилось, что они распевали русские песни, которые мы изучали, круглый день – воспитательницы нам рассказывали».

Во Владивосток за русским языком

Во время учебного года Центр русского языка и культуры ДВФУ занимается с иностранцами, обучая русскому языку и тех, кто хочет поступать в дальневосточный вуз, и тех, кто решил овладеть им для бизнеса, карьеры или просто из интереса к России. За годы существования центр стал одной из самых востребованных в азиатском регионе школ русского языка, куда едут со всего мира. Чаще всего – из Китая, Японии и Южной Кореи, также много учащихся приезжают из США, стран Южной Америки и Африки.

Светлана Яцук работает со второй категорией студентов. Самому молодому из её учеников было 17 лет (дети и подростки не приезжают, потому что курс продолжительный и очный), а самый старший разменял восьмой десяток. Учащихся пенсионного возраста в центре хватает.

– Иностранцы получают учебную визу, приезжают на 9 месяцев и дольше, чтобы выучить русский язык, – рассказала она. – Им даже работать нельзя, поскольку учебная виза этого не допускает. Зачем едут? Китайцы изучают язык в основном, чтобы в конечном итоге получить российские дипломы, которые очень ценятся в Китае. Также едут дети бизнесменов, которых родители отправили изучать русский язык. Среди корейцев и японцев многие занимаются русским языком, потому что очень любят его. Возрастные японцы и корейцы приезжают, потому что любят Россию.

– Среди моих студентов немало пожилых людей, которые, выйдя на пенсию, захотели реализовать давнюю мечту – выучить язык и побывать в России, – дополняет коллегу Софья Воротягина. – Встречаются и такие, кто любит Достоевского и хочет прочитать его произведения в оригинале.

Большинство студентов получают от курсов русского языка то, что ожидали получить, – после года, проведённого в России, и занятий с опытными педагогами они бегло говорят и читают по-русски. «Возле нашего центра есть магазин, и продавец нам рассказывает – ещё вчера показывали пальцем, выбирая товар, а сегодня сыплет названиями, спрашивает совета», – рассказывает Светлана Яцук.

Иногда стремительный прогресс удивляет и самих преподавателей. «Это всегда удивительно, когда студенты, с которыми несколько лет назад изучал алфавит, оканчивают наш университет, и прекрасно говорят по-русски, – говорит Светлана. – Но есть студенты, которые поражают. У нас был студент Валентин из Коста-Рики, который за три года благодаря своим способностям, занятиям, природной открытости и русским друзьям овладел языком настолько, что понимает слэнг, использует слова-паразиты – иными словами, общается, как русский человек. Это удивительно, что в университете учат понимать слэнг, но именно живая разговорная речь говорит о высочайшем уровне владения русским языком. Это значит, что человек по-настоящему чувствует язык». И это реально круто

https://russkiymir.ru

Дискуссия «Устойчивость образовательного проекта»

«Российский учебник» оказывает поддержку перспективным образовательным стартапам 01 сентября 2019 23 «Российский учебник» готов поддерживать перспективные образовательные стартапы, в том числе поделиться экспертизой в образовательном процессе и взаимодействии с участниками школьной образовательной экосистемы. Об этом заявила директор по цифровым коммуникациям корпорации Екатерина Латыпова в субботу в ходе дискуссии на форуме «Город образования» в Москве.

Дискуссия «Устойчивость образовательного проекта» прошла в рамках конкурса стартапов «StartupCity Challenge» и была посвящена работе акселераторов, поддерживающих стартапы в сфере образования. 31 августа.

Латыпова Екатерина. Город образования-2019 По словам спикера, в корпорации понимают, что необходимо поддерживать лучшие практики: «Создание качественных инновационных проектов в образовании — это всегда инвестиции в будущее. Важно понимать, насколько они станут полезны для школы, каких образовательных результатов позволят достичь. Мы с большим интересом наблюдаем, как сегодня рождаются перспективные проекты. Нам интересны лучшие практики, которые, возможно, и создаются небольшими командами, но они могут помочь решать конкретные задачи педагогов или учеников, с которыми корпорация взаимодействует. В этой связи мы готовы поделиться накопленным опытом и находить возможность к сотрудничеству».

Екатерина Латыпова директор по цифровым коммуникациям корпорации «Российский учебник» Спикер подчеркнула, что в работе ведущих организаций в сфере образования и молодых компаний необходимо четкое структурирование целей и задач сотрудничества: «Между партнерами важно единое понимание, которое задаст общий вектор в развитии качественных решений. Отмечу, что сегодня работа акселераторов также развивает инвестиционные компетенции крупных компаний, помогая понять стадии развития стартапов, потенциальные риски и возможности».

Екатерина Латыпова, директор по цифровым коммуникациям корпорации «Российский учебник»

https://rosuchebnik.ru

 

С ДНЕМ ЗНАНИЙ!

Уважаемые коллеги!

Поздравляем вас с Днем знаний. Пусть он подарит воодушевление и вдохновение на новые открытия, познание всего интересного, пусть стремление к успехам и покорению новых вершин не угасает, пусть круглый год будет крепким здоровье, отличным настроение и удачным любое начинание. Желаем вам оптимизма, сил, здоровья. Пусть всегда получается оправдывать свои цели и достигать  профессиональных  вершин!